учитель бросила работу в Москве ради класса цыганских детей под Калугой

Общество

За год работы с цыганским классом Дина прошла через многоеФото: Дина Кабулова

Они не умеют писать даже свое имя, а в документах расписываются «крестиком». Цыгане. Их детей привычнее видеть где-то на вокзале, чем в школе за учебником. А если такой ученик и появляется в классе, то учитель хватается за голову – такая «обуза» тянет всю статистику по успеваемости вниз. Один ученик. А если в классе 27 цыганских детей? А ты педагог, которому всего 24 года.

Это история молодого учителя Дины Кабуловой, которая не только рискнула всем, бросив дом и планы на успешную карьеру в Москве ради цыганского класса в Балабаново — небольшом городке Калужской области, но и придумала, каким должно быть образование для таких детей, чтобы не страдали ни ребята, ни учителя.

Год ходила на вокзал к детям

Все началось пять лет назад на московском вокзале. Сюда Дина приезжала каждую субботу с друзьями-активистами на раздачу горячих обедов бездомным. Волонтеры готовили еду и кормили всех нуждающихся. На глаза молодой выпускнице педагогического попалась женщина-цыганка, вокруг которой бегали малыши.

— Мы подошли познакомиться, я предложила горячую еду и чай. Вдруг ко мне подлетел мальчик с огромным шрамом на лбу: «Тетенька, принесите мне книжку, пожалуйста, я читать научился по рекламным щитам и теперь брата младшего научить хочу». Через неделю мы встретились снова, и я передала книгу, — рассказывает Дина Кабулова.

С тех пор она стала каждую субботу приезжать на вокзал, чтобы встретиться с Соней и ее детьми. Молодой учитель понимала, что может помочь не только горячими обедами. Эти дети не умели считать, писать, не знали и половины того, что знают их сверстники:

— Однажды Алена, которой тогда было 14 лет, спросила, что это такое летит в небе. Я сказала, что это самолет. Тогда она начала спрашивать: «Правда ли там сидят люди? Куда они летят? Ты меня точно обманываешь, Дина!»

Так продолжалось год, пока однажды мать детей не предложила Дине приехать к ним в табор. Всего 100 километров от Москвы и совсем другой мир. Целый поселок цыган, где много детей, большинство из них никогда не были в школе, потому что у них нет документов, а без них не принимают. Дина с другими активистами открыли «Школу выходного дня» в таборе.

— Однажды я на месяц поселилась в таборе, чтобы помочь с получением документов для детей. Мальчики 11, 12 и 14 лет в сентябре 2019 первый раз пошли в школу, — рассказала Дина. — Мы с друзьями возили детей в Дарвиновский музей, Парк Горького, зоопарк, океанариум. Мы побывали на Красной площади и в Парке птиц, съездили в Музей мусора. Дети первый раз в жизни увидели что-то кроме табора и вокзала, где они попрошайничают.

Читать  Врачей в Нижнем Тагиле оставили без «коронавирусных» доплат

«Набрали целый класс цыганских детей. Не хочешь взять?»

После получения диплома Дина нашла работу, оставаясь при этом волонтером. А 4 сентября 2020 года ей позвонила знакомая из Калужской области.

— Говорит: «У тебя сейчас есть работа? У нас набрали целый класс цыганских детей, ты хочешь взять? Не хочешь? Ну ладно, тогда хотя бы приезжай просто поговорить с директором. Только захвати на всякий случай СНИЛС, ИНН, паспорт и диплом. Ну просто на всякий случай».

Дина села на электричку. В Балабаново ехала с мыслью, что просто поговорит и поедет обратно домой. Разговор длился минут пять, а после девушка подписала договор и сразу же оправилась на первый урок в цыганском классе. Вот так за один день она оказалась в новом городе, на новой работе с детьми, с которыми даже педагоги с увесистым стажем побаиваются «связываться».

Все дети в классе вспыльчивые, рвут листы и тетради. Фото: Дина Кабулова

Все дети в классе вспыльчивые, рвут листы и тетради. Фото: Дина Кабулова

— 27 детей, четыре из которых это Марии. Но одна Маша, одна Майя, Марьяна и Алена. А Алёну звали Гуся, а сестру Алены Катю — конечно же, Алена. Первый месяц я, кажется, не занималась ничем, кроме как запоминанием имён. Ни один ребёнок из класса (хотя 11 из них были второгодники) не могли написать правильно свои имена. Никогда не держали в руках ручку, не видели тёплого туалета, не сидели за партой, — признается молодой учитель.

За год работы с цыганским классом Дина прошла через многое. Она на своем опыте искала способ, как хотя бы усадить детей за парты – они не могли сосредоточиться даже на четыре секунды. Тетради на уроках разлетались в клочья, а некоторые дети не вылезали из-под парты до звонка.

— Если честно, все дети в моем классе вспыльчивые, рвут листы и тетради, рисунки и поделки, ну а волосы драли друг другу каждый день до декабря примерно, — говорит учитель.

Ни одно совещание в школе не обходилось без упоминаний, что класс Дины «тянет» общий уровень успеваемости вниз.

— Мне активно предлагали сделать школу в таборе. На совещаниях говорили «а нельзя просто цыган убрать?» На праздники детей никогда не приглашали, было такое, что специально не давали школьный автобус в этот день. Но я понимаю учителей. Сочувствую, злюсь, но понимаю. И как работать с цыганами вообще непонятно. Им совершенно не подходит обычная программа, и они почти не могут учиться в общих классах, — говорит педагог.

Читать  На Екатерининскую ассамблею будут пускать по справке о здоровье

Дина пробовала быть «добрым и злым полицейским», изобретала креативные подачи учебной информации. Однажды решила на уроке математики измерить рост ребят, но те с ужасом отказались, потому что примета мерить человека линейкой плохая – надо сперва ниточкой, а потом ниточку уже линейкой. Дина и сама многому у них училась, узнавала об их традициях, праздниках, культуре. За год выучила, кто из какого клана и теперь точно знает, что значит «ром-гадже» (свой-чужой) — сидеть, общаться, дружить, вставать парой, стоять в очереди в столовую можно только со своими.

Смеялась вместе с детьми и плакала втайне от них, когда что-то не получалось. Когда детей не хотели видеть на утренниках, когда в очередной раз в адрес ребят сыпались упреки со стороны посторонних. В какой-то момент Дина просто перестала спорить с окружающими о том, что цыгане живут такой жизнью якобы потому, что так хотят, никто из них не хочет ни учиться, ни работать.

— Я просто скажу — это обычные люди, обычные дети, которые тоже часто грустят, ошибаются, врут, ревнуют, а еще радуются, любят и мечтают. Как и я. Как и каждый человек. Только вот дети эти очень быстро перестают быть детьми. Примерно в шесть, когда начинают работать на вокзале. И я хочу, чтобы у них было и что-то другое тоже. Я очень их люблю и мечтаю, чтобы у детей было обычное детство. Не на вокзале, не в отделе полиции, куда их регулярно сажают и держат несколько часов, не на хозяйстве с маленькими детьми, а в обычных детских местах.

Дина стала вывозить ребят в парки, в музеи, океанариум, на экскурсии и мастер-классы, в лес на пикник, в батутный центр. Свой день рождения в прошлом году она этому и посвятила – попросила всех друзей в соцсетях не дарить подарки, а помочь устроить праздник детям из класса.

Дина стала вывозить ребят в парки, в музеи, океанариум, на экскурсии и мастер-классы, в лес на пикник, в батутный центр. Фото: Дина Кабулова

Дина стала вывозить ребят в парки, в музеи, океанариум, на экскурсии и мастер-классы, в лес на пикник, в батутный центр. Фото: Дина Кабулова

Другие дети, другая программа

С каждым днем в школе она убеждалась, что нужна другая образовательная программа для этих ребят. Стала искать школы с успешным опытом работы с цыганскими детьми. Собирала информацию по крупицам и на собственном опыте.

О своей работе и своих мыслях она стала писать в соцестях под хэштегом #зацыганскойзвездой. Появился маленький блог в фейсбуке, где Дина честно рассказывала о провалах и взлетах на поприще педагога. Она нашла единомышленников, и проект стал приобретать очертания. Речь идет о социальной адаптации и образовательной поддержке цыганских детей в школах. Проект состоит из двух блоков. Первый – для детей.

Читать  Андрей Ветлужских вошел в топ-50 самых эффективных депутатов Государственной Думы

— Не люблю, когда говорят, что цыгане такие же дети, как все. Я думаю нужно иметь смелость, чтобы отличия произнести вслух. Это очень глупо, когда ребёнка, который русский выучил по телевизору, никогда не выходил из табора, который не знает букв и цифр, сажают в тот же самый класс, что и деточку после детского сада, подготовишек, развивающих занятий чуть ли не с рождения и из благополучной среды. И разве у этих двух детей одинаковые возможности? Сядут они вместе: один никогда воду из крана не видел, зубной щётки, а у другого (и у всех в классе) прописи по одному предмету за тысячу рублей, — говорит Дина.

Она видела цыганских детей, которые ходят в общие классы по 5-7 лет, и все равно не умеют читать и писать. Уверена, что для таких детей нужны не только отдельные классы, но и другая программа, учитывая их уровень физической активности.

— По-моему, признать, что цыганские малыши — другие, создать им среду, чтобы разницу компенсировать, сделать «ситуацию успеха», а потом уже и в общий класс — это и есть равные права и возможности, — уверена молодой учитель.

Им совершенно не подходит обычная программа обучения. Фото: Дина Кабулова

Им совершенно не подходит обычная программа обучения. Фото: Дина Кабулова

Второй блок программы – для педагогов. Дина предлагает курс повышения квалификации для учителей. Наставниками учителей на период их обучения станут антрополог, психологи, опытные учителя и специалисты Центр толерантности. Команда Дины разрабатывает специальное пособие по работе педагогов с цыганскими детьми.

Фонд «Новый учитель», который ведет проект «Одинаково разные» — это программа социальной и языковой адаптации детей с опытом миграции, поддержал проект калужского учителя. И, наконец, программу, созданную Диной и ее партнерами, одобрили в министерстве образования Калужской области.

— Пять школ будут принимать участие в проекте, а фонд «Новый учитель» поможет с организацией обучения педагогов, документацией и отчетностью, — говорит автор проекта.

В планах Дины запустить программу во всех школах региона, а затем – и в других регионах России. На пособия, наставников и надбавку в 5 тысяч для педагогов, которые будут работать с этими детьми, команда молодого учителя собирает дополнительные средства.

— Мы хотим, чтобы цыганские дети перестали быть проблемой для школы, а стали полноценными участниками школьной жизни, — говорит Дина. — Из обузы превратились в ресурс для учителей и других учеников, обогащая их кругозор и способность принимать людей с другими обычаями и традициями.

Источник

Оцените статью
Новости Екатеринбурга