«Переезд на Дальний Восток – отличный выбор для амбициозного человека»

Экономика

Полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев

Фото: Евгения ГУСЕВА

Национальным приоритетом России на XXI век несколько лет назад Владимир Путин назвал развитие Дальнего Востока. Ответственным за выполнение этой нелегкой задачи в правительстве является вице-премьер – полпред президента РФ в ДФО Юрий Трутнев. На Радио «Комсомольская правда» он рассказал о создании налогового рая на Курилах, туризме на необитаемых островах, строительстве гигантского медного комбината в Забайкалье и многом другом.

«ВЕРНУЛИ В ПОЛТОРА РАЗА БОЛЬШЕ, ЧЕМ ВЛОЖИЛИ»

— Юрий Петрович, ровно 8 лет назад, в начале сентября 2013 года, президент назначил вас куратором Дальнего Востока в правительстве. Как раз в те дни на Амуре были небывалые наводнения, так что вам пришлось сразу ринуться в бой. За эти годы какой путь прошли, стало проще работать?

— Действительно, раз уж вы вспомнили, ситуация тогда была тяжелая. Более 200 тысяч человек оказались в зоне наводнения. Тысячи людей потеряли дома, были разрушены дороги, связь, энергетика, социальные учреждения. Президент поставил жесткую задачу незамедлительно оказать помощь людям, выплатить деньги, в течение года построить всем дома, а также восстановить всю инфраструктуру. Я прекрасно понимал, что для меня это экзамен. И постарался его сдать.

А потом мы начали придумывать, как Дальнему Востоку надо догонять и в экономике, и в социальной сфере центральные регионы страны. На Дальнем Востоке накопилось определенное отставание. В течение десятилетий эти территории осваивались вахтовым методом. Люди приезжали, отрабатывали, возвращались обратно. А президент определил приоритет – сделать Дальний Восток удобным для жизни людей.

На этом пути много вызовов, но и преимуществ у Дальнего Востока немало. Если говорить о вызовах, то это небольшая численность населения на огромной территории, отсутствие необходимой инженерной инфраструктуры, дорог, линий электропередач

Преимущества – замечательная природа, леса и реки, разнообразный животный мир и богатая минерально-сырьевая база. Но главное богатство любого региона – это, конечно, люди. Дальневосточники самостоятельные, очень уверенные в себе. Я в этом убедился во время наводнения в 2013 году. Мы старались оперативно оказывать помощь, но сказать, что мгновенно снимали все эти проблемы, не могу. Их невозможно было мгновенно решить. Люди относились к этому с пониманием. Они не жаловались, а ждали помощи. Помню случай, когда люди сидели на балконе второго этажа, ловили рыбу ждали, когда лодка МЧС привезет им продукты.

Мы начали с экономики. Почему именно так, тоже совершенно понятно. Только когда регион зарабатывает, появляются деньги на развитие социальной инфраструктуры. Я считаю, что мы определенный рывок в экономике сделали. Сегодня Дальний Восток практически по всем показателям, связанным с приростом инвестиций, с темпами роста промышленности, валового регионального продукта в два раза превышает среднероссийские темпы развития. Именно проекты с государственной поддержкой — территории опережающего развития, свободный порт Владивосток, субсидия на строительство инфраструктуры, льготное кредитование, — дали этот прирост в два раза.

Когда принимались решения о налоговых преференциях для Дальнего Востока, у нас было много противников, которые говорили, что мы хотим огромные деньги вкладывать в небольшое по численности население. Тогда нам помогла поддержка Владимира Владимировича Путина. И мы все-таки победили. И сейчас могу сказать: средства, которые государство за шесть лет проинвестировало в развитие Дальнего Востока, уже вернулись обратно с прибылью. Затрачено 81 млрд рублей, а вернулись 123 млрд в виде налогов. Даже для обычного экономического проекта — окупаемость в течение шести лет с 50-процентной рентабельностью — это уникально.

— Мы с вами разговариваем накануне шестого уже Восточного экономического форума. Что от него ожидаете в этом году?

— Мы выбрали темой форума «Возможности Дальнего Востока в изменяющемся мире». Мир, действительно, меняется каждый день. За последние два года человечество это очень сильно почувствовало. Это и закрытые границы, и климатические изменения. Да и сам характер международных отношений стал другим. По моим ощущениям, уровень доверия между странами упал. Поэтому форум как никогда актуален. Общими усилиями нам надо подумать о том, что меняется в мире и как нам сделать так, чтобы, несмотря на все изменения, не рушилась экономика, не рушились добрососедские связи, чтобы экономические отношения продолжали развиваться, а для людей были созданы хорошие условия для жизни.

«НЕ БЫВАЕТ НЕКРАСИВЫХ РЕГИОНОВ»

— Дальний Восток и туризм — сочетание уже привычное. Многие жители европейской части России мечтают побывать на Камчатке. Кроме нее где-то будет создаваться современная туристическая инфраструктура? Куда бы вы посоветовали поехать, например, москвичам, никогда не бывавшим на Дальнем Востоке?

Читать  Немецкий депутат предложил не обращать внимания на желания Украины

— Согласен, Камчатка — это, конечно, жемчужина Дальнего Востока. Но некрасивых регионов у нас нет. Ничего нельзя противопоставить красотам озера Байкал в Бурятии или таежным рекам в Забайкалье. Или океану и сопкам в Приморье. Или снегам Анадыря.

Но экономика туризма — сложная история. Дело в том, что сроки возврата инвестиций там часто уходят за 10, иногда за 15 лет. Соответственно, вкладываться в такой проект на банковском кредитовании практически невозможно. Банк просто не даст такие деньги, дешевый кредит на 15-20 лет ни одна компания не получит. Значит, надо вкладывать заработанные деньги.

Люди и компании, которые заработали достаточно средств и хотели бы их проинвестировать в развитие туризма на Дальнем Востоке, — это еще штучный товар. Но он стал появляться. На Камчатке как раз такая история. Реализуется большой проект: российская компания хочет разместить собственные средства в строительство целого кластера, там будет и порт, и горнолыжные курорты, и гостиницы.

Я стараюсь подталкивать этот процесс. Буквально на днях мы разговаривали с Германом Грефом. Он пообещал, что заедет на Байкал и рассмотрит возможность строительства там хорошей гостиницы.

Есть не такие крупные проекты, но, мне кажется, очень знаковые. Например, мы помогали инвестору осуществить проект на острове Завьялова в Магаданской области. Это безлюдный остров вдали от инфраструктуры. Инвестор вкладывает туда свои деньги, завез из арктических районов Якутии на остров овцебыков, построит гостевые дома, создаст инфраструктуру для рыбной ловли. Мне даже стало интересно, и я спросил: «А вы как-то окупаемость считали, кто поедет?». Меня удивил ответ. Инвестор сказал, что к нему поступают заявки со всего мира, и есть множество людей, которые предпочитают именно такой отдых наедине с природой.

Обязательно будем настраивать налоговые преференции под туризм и под производство строительных материалов. Под туризм – по понятным причинам. Я о них уже сказал. А под производство строительных материалов – потому что таких заводов совсем мало на Дальнем Востоке. Мы сейчас боремся с ростом стоимости жилья. Но если строительные материалы будут завозить из других округов по БАМу и Транссибу, мы не победим.

— Можно ли надеяться на то, что в развитие Дальнего Востока будет вкладываться не только российский, но и китайский и японский капитал? На тех же Курилах, например, мы давно японцам предлагаем вести совместную деятельность.

— Объем иностранных инвестиций на Дальний Восток не является превалирующим. Тем не менее, иностранные инвестиции для нас имеют большое значение: за все эти годы они накоплены на сумму 80 млрд долларов — неплохая цифра. И второе: если приходят иностранные инвесторы, значит мы создали привлекательный инвестиционный климат. Для нас это хороший проверочный тест.

Кто идет? Может быть, удивитесь, но по результатам этого года японцы опередили Китай по инвестициям в Дальний Восток. Сейчас мы фактически будем создавать «офшорную зону» на Курильских островах. Мне, кстати, всегда было обидно, что у всех развитых стран есть офшорные юрисдикции, а у России почему-то нет. Наше стремление быть более правильными, чем остальные страны, у которых есть офшоры, мне кажется необоснованным. Наша задача сделать так, чтобы наши люди хорошо жили и чтобы наша экономика развивалась.

И мы будем привлекать на Курилы инвесторов, всех, любых — российских, японских, корейских, китайских. Будем создавать условия для того, чтобы эти замечательные территории работали во благо Российской Федерации. И людей там должно жить больше, чем сейчас.

«НЕ НАДО ДАВАТЬ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ДЛЯ СПЕКУЛЯНТОВ»

— Еще одно богатство Дальнего Востока — это, безусловно, морепродукты. Когда все это изобилие мы будем видеть в европейской части России и желательно не по космическим ценам?

— Есть определенные сложности в логистике. Поставить свежие морепродукты нужно за 8 тысяч километров! Самолетом – очень дорого. Поездом? Тоже очень непросто. Хотя некоторые возможности мы точно в ближайшее время задействуем. Давно уже идет разговор о том, что нет рефрижераторных вагонов. И мы здесь, наверное, пойдем на не очень рыночный шаг, но только чтобы решить, наконец, проблему. Создадим при Корпорации развития Дальнего Востока компанию-перевозчика. Закупим эти самые рефрижераторные секции и запустим их. Нам там прибыли никакой не надо. Надо только, чтобы это начало работать. Это один путь.

Читать  Нормально питаться в Свердловской области становится все дороже

Второй путь – развитие Северного морского пути. Рыбный бизнес смотрит возможности перевозок по нему. Уверен, что это тоже может сделать дальневосточную рыбу дешевле для Центральной части России.

— Всем известная красивая программа по выдаче «дальневосточного гектара». Но многие говорят: гектар – маловато для ведения хозяйства. А чтобы дом построить, наоборот, многовато. Как вы видите, в какую сторону должна эта программа дальше развиваться?

— На сегодняшний день «дальневосточный гектар» получили 94 тысячи человек. Это здорово. И востребованность сохраняется. Я очень сильно сомневался насчет «арктического гектара», говорил: «Слушайте, кто там брать будет?». Но мне специалисты отвечали: «Люди заявляются». И тогда я решил: «Хорошо, давайте, делаем». За первую неделю появилось 2,5 тысячи заявок. Совсем неплохо.

А что касается «много или мало»? Нигде же не заявлено: бери сразу один гектар. Хочешь – возьми 20 соток, хочешь – 50 соток. Но не более гектара на одного человека. Почему я не хочу разделять механизм предоставления земли для сельхозназначения и для строительства дома? Спекуляций не хочу. Чтобы кто-то под предлогом того, что он хочет развивать на гектаре большое сельское хозяйство, забирал эти зоны, а потом продавал гражданам под коттеджи. Поэтому мы пока оставим этот механизм в том виде, в котором он работает. Мне кажется, он приносит пользу. Мы добавили еще по одному гектару в случае освоения первого участка. Это как раз для тех, кто все-таки хочет взять больше земли.

«ЗАВОДОВ БУДЕТ МНОГО»

— Традиционно на Дальнем Востоке запускаются грандиозные проекты, вспомним, Комсомольск-на-Амуре, БАМ и так далее. Что будет дальше? Будет ли строиться мост на Сахалин, мост через реку Лену у Якутска?

— Начну с того, что буквально на днях мы достигли цифры в 2 трлн рублей осуществленных инвестиций в Дальний Восток. А на 2030-й год стоит план в 11 трлн рублей инвестиций. Предприятий будет много. Некоторые из них уже строятся. Например, я с очень хорошими впечатлениями вернулся из Забайкальского края, посетив строительство горно-металлургического комбината на Удокане — крупнейшем в России месторождении меди. Ритмично идет работа, график выполняется день в день.

Решение о строительстве сахалинского моста – компетенция президента Российской Федерации. Его стоимость, его значение для России таково, что никто другой такого решения принять не может. Поэтому задача правительства – обосновать решение, что мост полезен. Такие первые доклады Владимиру Владимировичу Путину уже состоялись. Президент не сказал прекратить работу, но и решения пока не принято.

Что касается моста в Якутии, то думаю, он будет построен. Модель строительства уже одобрена Минэкономразвития и Минстроем. Мост недешевый, поэтому на него надо найти деньги. Тут всегда есть такой процесс противоборства с министерством финансов, но учитывая, что рубеж равновесия по якутскому мосту пройден, есть надежда, что он состоится.

Интересен проект по строительству владивостокской кольцевой автодороги. Эта дорога сделает Владивосток совсем другим. И естественно, принципиальное значение для развития Дальнего Востока имеет расширение БАМа и Транссиба. Уже сейчас есть проблемы с перевозкой грузов. Работы еще очень много.

— Пошли разговоры о строительстве каскада гидроэлектростанций на притоках Амура…

— Есть соответствующее поручение президента. Нужно подготовить обоснование строительства новой гидроэлектростанции и с целью выработки электрической энергии, и с целью повышения возможности управления уровнем воды в водных объект. Пока эти расчеты не готовы, но я разговаривал с руководством «Русгидро», они довольно оптимистично настроены, считают, что могут представить на рассмотрение Правительству предложение о строительстве новых станций. Давайте подождем от них этих конкретных предложений.

«ОТРЕМОНТИРУЕМ ТЫСЯЧУ ДВОРОВ»

— Недавно ваш коллега по федеральному правительству Сергей Шойгу предложил построить пять новых городов в Центральной Сибири. Дальний Восток с точки зрения территорий Сибири ничем не уступает. Как вы относитесь в принципе к такой идее – на Дальнем Востоке строить новые города? Или вы считаете, что лучше развивать уже существующие и заселять их новыми людьми?

Предложение Сергея Кужугетовича направлено на развитие России, и я отношусь к нему с уважением. Что касается Дальнего Востока, мы исходим из того, что людей надо обеспечивать и жильем, и работой. Строить новый город есть смысл тогда, когда возникают новые экономические мощности. Примеры у нас есть. Город Циолковский строится под нужды космодрома «Восточный». Строится жилье работников судоверфи «Звезда» и Амурского газоперерабатывающего завода.

Читать  в России начали продавать очереди на автомобили

Что же касается в целом ситуации с градостроительством, важно привести в порядок уже существующие города. Есть такой показатель – индекс качества городской среды. Он на Дальнем Востоке не на высшем уровне, а существенно ниже среднероссийского. Надо привести в порядок Владивосток, Хабаровск, Анадырь, Магадан, Благовещенск и другие столицы регионов. Кстати, в некоторых городах этот процесс явно сдвинулся с мертвой точки. Уже есть возможность сравнивать. Меняется Южно-Сахалинск, меняется Якутск. Это не значит, что им не надо помогать. Поэтому мне кажется, что востребована, прежде всего, реновация существующих городов. Есть программа модернизации инфраструктуры Дальнего Востока, за пять лет регионы получат под нее 101,7 млрд рублей. Будет построено и отремонтировано 1500 объектов. Это школы, детские сады, поликлиники, больницы, спорткомплексы, иногда это ремонт дорог, мостов, домов.

Сейчас мы переходим к следующему этапу. Будем приводить в порядок тысячу дворов на Дальнем Востоке. Это будет стоить порядка 7 млрд рублей. Губернаторы вместе с жителями определят, где и какие дворы надо приводить в порядок в первую очередь.

«УДВОИМ ПОТОК ПАССАЖИРОВ»

— Транспортную связанность Дальнего Востока всегда называли одной из проблем. Огромные расстояния, высокие цены на авиабилеты. Сможет ли снять эти вопросы новая дальневосточная авиакомпания «Аврора»? И как будет идти работа по замене аэродромной инфраструктуры и устаревшего парка воздушных судов?

— По поводу аэродромов есть программа Минтранса, в которую вошли более 30 объектов. Я не всем доволен с точки зрения ее реализации, и часто приходится на месте разбираться, но во всяком случае создаются новые полосы, строятся новые здания аэропортов.

Что касается замены судов — это большая программа. Единой дальневосточной авиакомпании, созданной на базе «Авроры», надо 45 новых самолетов. Их невозможно купить разово, таких возможностей просто у промышленности нет, а некоторые типы судов еще только предстоит вывести на рынок и получить для них сертификат летной годности. В правительстве обсуждается схема приобретения самолетов, это будет сделано или через лизинговую компанию, или напрямую, но это хорошая, правильная программа. Потому что она, с одной стороны, дает возможность поддержать российскую авиастроительную отрасль, а с другой стороны, создает условия для развития новой авиакомпании.

Ну и, наконец, почему мы решили сделать единую дальневосточную компанию? По простой причине. Потому что ее можно сделать прозрачной. Можно разобраться, сколько действительно денег этой компании не хватает, для того чтобы удешевить билеты, для того чтобы выполнить задачу транспортной доступности. Это невозможно сделать по 11 маленьким региональным авиакомпаниям. Теперь мы хотим увеличить количество рейсов и маршрутную сеть. Стоит задача – удвоение потока пассажиров на Дальнем Востоке.

— Юрий Петрович, послушав вас, у некоторых сравнительно молодых ребят, может появиться мысль поехать на Дальний Восток. Что бы вы посоветовали таким людям?

— Путь для развития личности всегда легче найти, когда и вокруг создается что-то новое, когда есть территория перемен. Подсказывать тут невозможно, каждая жизненная история индивидуальна. Но я абсолютно уверен, что для любого человека, который ставит перед собой задачу собственного развития и профессионального успеха, Дальний Восток — это то самое место, куда надо ехать. На Восточном экономическом форуме мы будем докладывать предложения по новой программе, ее назвали «Муравьев-Амурский» в честь Николая Николаевича Муравьева-Амурского, много сделавшего для развития российского Дальнего Востока.

Суть программы такая. Мы будем отбирать лучших выпускников высших учебных заведений, привлекать к процессу обучения лучших преподавателей со всех стран мира. Талантливых ребят закрепим за наставниками. Человек узнает, как работают разные уровни управления – в муниципалитете, регионе, в федеральных структурах. Он посмотрит всю цепочку, чтобы выбрать, что ему нравится и больше всего подходит. Будут такие же отделения в части бизнеса, экономики, такие же направления мы планируем создать для силовых структур. То есть мы хотим создать новый сильный отряд подготовленных людей, которые помогут развивать Дальний Восток.

Кстати

Тайга, сопки и речки: где проводит отпуск вице-премьер Трутнев

— Все свои отпуска в последние годы — они у меня короткие, не больше недели – стараюсь проводить на Дальнем Востоке. Мне это нравится — огромный интересный край. Поэтому я с удовольствием бываю и в тайге, и на сопках, и в море, сплавляюсь по рекам – это приносит огромное удовольствие.

Источник

Оцените статью
Новости Екатеринбурга