«Не могло в рухнувшем Ил-112 прогореть крыло. А не на ту педаль нажать — могли»

Происшествия

Ил-112В упал в районе аэродрома «Кубинка». Фото: Дмитрий Овчинников/ТАСС

Опытный образец легкого военно-транспортного самолета Ил-112В 17 августа 2021-го направлялся в Подмосковье. Он должен был участвовать в форуме АРМИ-2021. Но один из его двигателей загорелся. И самолет, ведомый опытнейшим экипажем, рухнул неподалеку от аэродрома.

Самолетом управляли Герой России Николай Куимов, летчик-испытатель 1-го класса Дмитрий Комаров и бортинженер-испытатель 1-го класса Николай Хлудеев. Члены экипажа были награждены орденами «Мужество» посмертно.

В «Коммерсанте» опубликована версия того, почему могла произойти трагедия.

В частности, говорится, что две попытки погасить огонь в правом двигателе оказались безуспешны.

Затем «экипажу удалось расположить рули самолета и подобрать режим работающего двигателя так, что несмотря на пожар и ассиметричную тягу машина пошла на аэродром почти прямым курсом».

Однако «из-за разрушения тяги элерон(аэродинамичесакий орган управления, расположенный на задней кроме консолей крыла — ред.), помогавший летчикам обеспечивать прямолинейный полет, встал в нейтральное положение, а машина началась крениться вправо и опускать нос. Пилоты в момент обрыва тяги поняли, что процесс необратим».

Издание, которе приводит такие выводы экспертов, резюмирует, что «вывести из крена самолет в таких условиях не смог бы никто».

«КП» обратилась за комментарием к Андрею Литвинову. Это пилот 1-го класса с налетом 20 тысяч часов. Он летал на Як-40, Ту-154, Боинге-737 и на Аэробусе-А 320.

ГДЕ ГОРЕЛО?

— Андрей Александрович, согласны с опубликованными выводами?

— Почитал это «расследование» — у меня много вопросов.

— Возможно, чтобы огонь на борту заметил первым не экипаж, а диспетчеры?

— Вообще-то, срабатывают первым делом системы на борту. И первое, что видит и слышит экипаж — это рев сирены. Там все моргает красным! Пожар в двигателе пилоты не заметить в первый же момент просто не могли.

— Но диспетчеры видели это «снаружи»?

— Теоретически можно предположить, что до сработки сигнализации диспетчер, действительно, мог первым заметить дым и сообщить — у вас задымление. Но это — теоретически. Ну, может, потому что у Ил-112 был низкий полет, и они проходили над точкой диспетчерской.

— Первая противопожарная пенная атака, как пишут, прошла в холостую…

— Это бывает. Мы отрабатываем подобное на тренажерах. Первая очередь огнетушения может не сработать. По разным причинам. В том числе, техническим. Могло не хватить мощности, если пожар сильный. Не знаю как на Ил-112, а на нашем типе самолетов это срабатывает автоматически. Если вдруг не срабатывает — тогда мы включаем пожаротушение принудительно.

Читать  Один человек пострадал при взрыве газа в пятиэтажном доме на Ставрополье

— Возгорание было видно на видеокадрах?

— Да, на кадрах очень хорошо видно, что, когда самолет переворачивается, то у него крыло не горит, а горит только двигатель. Это означает, что элероны у него прогореть вряд ли смогли. Тяга элерона может прогореть только в том случае, если загорится крыло.

Момент катастрофы попал на видео.

Момент катастрофы попал на видео.

ЧТО С ЭЛЕРОНАМИ?

— Запас керосина по всему крылу распределен?

— Да, керосин в крыле. Но когда самолет переворачивался, крыло то не горело! Только двигатель. Это видно отчетливо. Потому говорить, что там перегорели тяги элеронов, по крайней мере, смешно. Если даже поверить этой версии, которую они там вымучили и элероны действительно перегорели, то они должны были стоять по потоку. Они не в отклоненном состоянии, в нейтральном положении. Болтаются по потоку, но не препятствуют движению самолета.

— А крен из-за чего?

— А крен парируется не элеронами. Крен парируется педалями. Рулем управления. Командиром и или вторым пилотом. Когда происходит отказ двигателей и возникает лобовое сопротивление. Это лобовое сопротивление парируют педалью. Педаль дается ,чтобы парировать возникающий крен. Но главное не это.

— А что?

— А то, что видно — крыло не горело, а горел только двигатель. И какая разница, какая там была температура горения — если все это происходит внутри двигатель?

КАКИЕ КОМАНДЫ?

— Когда командир отдает приказы «Глуши!» и «Флигируй!» — что это значит?

— Флигируй — это значит, что лопасти винта надо поставить по потоку — по движению самолета. Чтобы не появлялось лобовое сопротивление, которое приводит к крену.

— Судя по публикации, экипаж предполагал, что им почти удалось погасить двигатель…

— Визуально двигатель горел до столкновения с землей. Повторю — горел двигатель, а не крыло. И разговоры про нарушенную тягу элеронов не совсем понятны.

Читать  На ВИЗ-Бульваре «Опель» врезался в трамвай и разбил светофор

— Самолет мог сесть без разрушений при таких условиях?

— Я не говорю, что самолет мог сесть или не мог. Я не понимаю, как мог прогореть элерон, если не горело крыло.

— То есть самолет был управляемым?

— Если судить по тому, что нам представляют, про прогоревший элерон — то нет. Но мы же не видим, что горело крыло! Без расшифровки переговоров я гадать не могу.

Опубликована версия причины падения военно-транспортного самолета в Подмосковье. Фото: ОАК

Опубликована версия причины падения военно-транспортного самолета в Подмосковье. Фото: ОАК

КРЕН — СМЕРТЕЛЬНЫЙ?

— В опубликованной версии на 45-й секунде температура пожара «в полости правого крыла» достигла 600 градусов.

— Не крыла, а двигателя. Это — отдельная конструкция. Какая разница, что возникло в двигателе? Он горит сам по себе.

И даже если произошел разрыв элерона — он становится по потоку. В нейтральное положение. И не отклоняется.

— Значит, это крена вызывать не должно?

— Нет. А крен возникает из-за сопротивления. Крен парируется рулем управления, педалью. Но не элероном. Хотя… и им, отчасти, тоже. Но он так резко, если педаль правильно отклонить, не может перевернуть самолет. Если он плавно-плавно заваливался — то да. А тут — завалился резко. И упал тоже резко. Такое впечатление, что перепутали педали.

— Там опытнейшие летчики были!

— Неважно, насколько опытны были те, кто пилотировал. Это мое личное мнение.

— Вы согласны с тем, что вывести самолет из крена в таких условиях не смог бы ни один экипаж в мире?

— Это все эмоции и разговоры. Почему засекретили катастрофу Ту-154 в Сочи? Потому, что там явный косяк экипажа. Думаю, здесь та же история. Несмотря на весь опыт пилотов. Вы знаете сколько опытных летчиков во время пожара отключали рабочий двигатель вместо загоревшегося? И сколько пилотов с многолетним стажем попадались на неприятные штуки? Которые могут показаться элементарными? Опыт — не гарантия страховки от аварии. Все ошибаются в аварийных ситуациях.

— Так из такого крена, и правда, не выйти?

— Надо смотреть расшифровку переговоров. Пусть опубликуют то, что говорилось в кабине экипажа. И расшифровку параметров полета. Тогда можно будет предметно разговаривать. А сейчас это бла-бла-бла. Если вы выдаете версию прогоревшего элерона, то как вы мне объясните, что на видео крыло не горит — значит, перегореть не мог элерон!

Читать  Банк "Открытие" стал организатором нового размещения рублевых облигаций ООО "СУЭК-Финанс"

ГОРИМ — ПОСАДИМ?

— Посадка с горящим двигателем — не редкость?

— Конечно. Мы это много раз отрабатывали. Самолет продолжает лететь и с горящим двигателем — если второй работает. Это не та история, когда самолет сразу падает. Сначала неприятность на борту, потому ошибки пилотирования. Обычно в действиях экипажа.

— Когда пишут «сдалась сама машина» — что это значит?

— Это субъективизм. Нужна расшифровка переговоров и показателей параметров. Тогда можно делать выводы. А вбросы о том, что «сгорело-перегорело» — это для наивных людей.

— Так для чего это все — для оправдания разработчиков или экипажа?

— Не знаю. Может быть, и для того и для другого? Может быть, чтобы никто не сказал, что такой опытный экипаж не мог допустить ошибку? У нас же страна лозунгов. Но говорить лозунгами в авиации бессмысленно. Я допускаю любые нестандартные ситуации. И потому говорю, что и трижды герой может допустить ошибки, которые могут привести к развитию неприятных событий. А если вы хотите скрыть и допустить, что вот такой великий человек допустил ошибку… Ну и что такого — ну, допустил. Да он погиб. И что теперь? Военные расследования — это особая история. Но давайте увидим расследования МАКа.

— В публикации говорится , что летчики в последнюю минуту молчали — такое возможно?

— Всегда идет диалог — обмен информации. Не может быть такого, что, когда горит самолет, пилоты молчат. Одно дело — эмоциональные крики. Другое дело — реплики профессионалов по ситуации.

— Перегоревший элерон — фатально для любого типа самолета?

— Да. Это проходит внутри крыла. На моих бортах такого не было. Птицы в двигатель попадали — такое было. Но двигатель тогда не загорается. И я не понимаю, откуда появилась такая информация по Ил-112. Ну не могло там прогореть крыло!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Путин посмертно наградил летчиков разбившегося Ил-112

Члены экипажа отмечены орденами Мужества (подробности)

Источник

Оцените статью
Новости Екатеринбурга