«Это мог быть я». Медики в Башкирии запустили флешмоб после ДТП со скорой | Здравоохранение | Общество

Здоровье

ДТП в Башкирии, в котором скончались фельдшер и водитель неотложки, обнажило проблемы в организации скорой помощи. Неукомплектованные бригады, старые машины, не соблюдение режима труда и отдыха, — вот только некоторые из них.

Профсоюз «Действие» в Башкирии запустил флешмоб #этомогбытья. Его цель — обратить внимание властей и общественности на работу «скоряков». Фельдшеры и водители жалуются на маленькую заработную плату и несоблюдение режима труда отдыха.

«На этом месте могу быть я, потому, что из-за низкой зарплаты вместо полноценного отдыха мы вынуждены искать подработку», — говорит на видео один из работников скорой помощи в республике Башкортостан.

«Я должен был ехать по этому маршруту»

К этому шагу медиков подтолкнула страшная авария, которая произошла 18 августа на трассе М-5 «Урал». В тот день скорая помощь направлялась из поселка Зубово в больницу села Иглино. На скорости служебный автомобиль влетел в КамАЗ, стоящий на краю проезжей части.

На месте погибли 55-летний водитель Михаил Медведев и 26-летний фельдшер Дамир Хисамутдинов.

Фото с аварии, сделанные ГИБДД. Фото: УГИБДД УМВД России по Республике Башкортостан/ УГИБДД МВД по Республике Башкортостан

«Я с ним работал в одну смену и должен был ехать по этому маршруту, — рассказывает фельдшер Иглинской ЦРБ Александр Уразбаев. — Потом диспетчер перепланировала всё. У меня один пациент был ковидный в салоне. Она сказала: „Может, второго возьмешь?“ Но их надо было везти в разные учреждения, и я отказался».

Александр говорит, Дамир был скромным и дружелюбным парнем, учился в медицинском институте, а пока были каникулы, решил подзаработать.

«Мы радуемся, когда к нам приходят молодые. У нас уже в основном состав пенсионный. Я тоже старожил. Заработал выслугу, — рассказывает Александр. Он работает на „скорой“ уже 26 лет. — Я решил принять участие в этом флешмобе потому, что нам отказывают во всём. Спецодежду с трудом выбиваем. Нас заставляют выезжать на неисправном автотранспорте. До сих пор еще стоит вопрос оплаты „ковидных“ от октября».

Александр Уразбаев считает, что именно транспорт стал причиной аварии. С его слов, «водители скандалами заставляют механика ремонтировать транспорт и с конфликтами выбивают запчасти».

«Засыпают за рулём»

Солидарна с коллегой и уфимка Лидия Валеева. Её стаж на «скорой» 22 года.

«Я приняла решение — участвовать в этом флешмобе потому, что это меня задело. Мы ходим по краю лезвия каждый день, — говорит фельдшер Лидия Валеева. — Наш центр водителей на аутсорсинге. „Госники“ (государственная скорая помощь, — прим. ред.) ещё более-менее. Они по 12 часов работают, им запрещено сутками работать. А у нас частная организация. Водителей нет. Текучка большая. Они практически работают сутки через сутки. И они у нас засыпают за рулём».

Помимо текучести водительских кадров Лидия отмечает, что медики работают в неукомплектованных бригадах. А значит, фельдшеру помимо тяжелой техники часто одной приходится тащить ипациента.

«Тащишь на себе в пятиэтажки ЭКГ, носилки — примерно 12 кг веса. Еще надо оказать помощь правильно, описать, потому что ТФОМС наказывает за карточки, — говорит Лидия Валеева. -Раньше можно было выйти на улицу и попросить кого-то помочь спустить пациента, а теперь если ты ещё и в костюме — просто от тебя шарахаются все. И говорят: „Это ваша работа!“»

Лидия пришла работать на скорой сразу после училища. Говорит: «Это моя среда. Я не смогла просто уйти в теплый и чистый стационар».

С коллегами из Уфы согласны и ростовские медики. Людмила Михайлова проработала на скорой ни один год и отмечает главную проблему российского здравоохранения — «дефицит кадров».

«За переработкой следует эмоциональное выгорание, когда усталость сильнее чувства долга, сострадания и ситуация может быть оценена недостаточно серьезно, — говорит Людмила Михайлова. — Имеет место и нерациональное распределение вызовов по тяжести и срочности — часто мы едем на температуру 37.2 и не успеваем на что-то, действительно требующее неотложной помощи, госпитализации. Пациенты в этом не виноваты, им больно и страшно, но качественно проведенная сортировка могла бы решить эту проблему. Кроме того, увеличиваются объемы „бумажной работы“, когда часто приходится оформлять электронную и бумажную версию одного и того же документа. Все эти проблемы справедливы и для неотложной, и для скорой помощи».

«Это мог быть я». Медики в Башкирии запустили флешмоб после ДТП со скорой | Здравоохранение | Общество

«Устал из-за графика»

В Башкирии разбившийся 18 августа экипаж скорой —не единичный случай.

В конце июня в селе Калтасы (административный центр Калтасинского района Республики Башкортостан) машина скорой помощи опрокинулась в кювет. Погибла фельдшер скорой помощи. Выживший водитель рассказал, что «устал из-за графика». До ДТП он провел за рулем 6 часов и отработал 2 смены по 12 часов.

В мае погиб в той же Иглинской ЦРБ на дежурстве 48-летний водитель скорой помощи Алексей Поболь. Он перенес инфаркт и ему был показан лёгкий труд, но руководство посчитало, что его можно выпустить на 12-часовые смены на скорую помощь. Он умер прямо за рулем от острого коронарного синдрома.

Примерно в тоже время трагедия произошла и в башкирском Нефтекамске. Там водитель скорой помощи со включенными спецсигналами выехал на перекресток на красный сигнал светофора и столкнулся с «Ауди».

Читать  Врач перечислил народные методы лечения простуды, которые могут сделать только хуже

Источник

Оцените статью
Новости Екатеринбурга